«Бедный, бедный Павел!»

24 сентября 2017

В библиотеке им. Л. Н. Толстого открылся 6-й сезон работы одной из программ Всемирного клуба петербуржцев «Клуб путешествует», которой руководит действительный член Клуба А. Ф. Печникова.

Открыла сезон наша постоянная участница этой просветительской работы Людмила Петровна Дивинская. Она сообщила слушателям своё мнение на тему «Бедный, бедный Павел!» (О русском императоре Павле I).

Известно, что все русские Императоры для современников, и даже для нас, являются историческими загадками, до сих пор не разгаданными до конца. Все они непонятно и плохо заканчивали свою жизнь, хотя в наше время появились новые сведения об их биографиях, т. е. новая информация – мысль о загадочности их кончин пока не устарела.

Думаю, что жизнь и гибель Императора Павла I находится в первых рядах этого списка. Дивинская весьма подробно изложила его биографию, учитывая при этом, что при изучении его жизни в советской истории применялась лишь одна краска – очернительная.

Лектор подошла к этому к этому вопросу более тщательно – она попыталась раскрыть подробнее два существенных факта его биографии, которые в последних работах о Павле I представлены не полностью обоснованными. Это предположения, которые могут подтвердиться при дальнейшем изучении.

Первая мысль - обосновать причины ненависти Павла к матери, Императрице Екатерине II, всё возраставшей с годами. Когда его отец, Император Пётр III был убит, мальчику было 8 лет, он знал имя убийцы и понимал, что преступление было каким-то образом подсказано матерью. Ясно было, что наследник, который испытывал привязанность к отцу, хотя последний мало обращал на сына внимания, общаясь, в основном, с пруссаками, приглашёнными им ко двору, эти чувства любви и уважения к погибшему усилились.

Возможно, что тут в привязанности мальчика ко всему прусскому могло сыграть роль и мировоззрение его основного воспитателя, Никиты Ивановича Панина, который, параллельно, с воспитанием наследника, был дипломатом – министром иностранных дел Российской империи. Более того, он был, по словам Баратынского, «с головы до ног русским, он любил Россию преданно и бескорыстно». Естественно, что он пытался передать это чувство цесаревичу, но так же понятно, что это при сложившихся обстоятельствах жизни мальчика было невозможно, поскольку Павел обожал отца.

Павел особенно не скрывал свой интерес и симпатию к Пруссии. В июне 1776 года он с группой приближённых, отправился в Берлин. По возвращении он ещё более укрепился в своей привязанности к прусским порядкам, больше всего ему понравилась прусская армия. Павлу приписывают такое высказывание: «Ознакомился с прусской армией. Я предпочитаю быть ненавидимым за правое дело, чем любимым за дело неправое».

Вторая мысль заключается в том, что судьба наследника была к нему достаточно жестока. Он мечтал как можно скорее занять трон и превратить Россию в прусскую провинцию. Но…мать всё не умирала, и долгожданное наследство – Российский престол, он получил только в возрасте 42-х лет. Очевидно, что это ожидание сильно испортило его характер, о чём писали современники и последующие поколения. По их словам, зафиксированным в дневниках, письмах, высказываниях, отмечались беспокойство, подвижность, недоверчивость, крайняя впечатличенность, одним словом, те странности, которые явились впоследствии причинами ошибок, его несправедливостей и его несчастий.

Современники мало разбирались в медицине и не могли распознать причин этих тяжёлых недостатков. Другое дело – наше время, в котором мы можем воспользоваться фактами его детства и предложить свою гипотезу.

Оказывается, не так уж небрежна была Екатерина II к сыну в детстве, своё главное внимание она обратила на его здоровье. Она поручила доктору Крузе исследование вопроса о здоровье наследника, имевшего тогда важнейшее династическое значение. В 1762 году врач представил на консилиум подробное описание болезненных припадков Великого князя и способов излечения его. В записке Крузе сказано, что цесаревич с самого рождения страдал припадками, происходившими от накопления кислот в желудке и пищеприёмных путях; позже его стали беспокоить опухоли желёз, переходившие иногда в нагноение; иногда он страдал от рвоты, чаще от поноса. Врач также предложил определение заболевания и излечения наследника.

Предполагаю, что в настоящее время этот медицинский документ не может быть использован для анализа последующих болезней Павла I, уже после того, как он был коронован, но, возможно, при современном развитии медицины можно эту связь восстановить. Лишь бы нашёлся такой врач, занимающийся историей медицины профессионально, которого эта загадка заинтересует.

Лекция была выслушана с большим вниманием, кроме того, в течение её нам был показан великолепный видеоряд на большом экране, в основном, портреты родных и современников Императора.

А. Ф. Печникова