«Санкт-Петербург против разорения Эрмитажа»

16 мая 2013

«Санкт-Петербург против разорения Эрмитажа» — так назывался круглый стол, организованный вчера РИА «Новости». В нем приняли участие Михаил Пиотровский, директора музеев Петергофа и Царского Села, Даниил Гранин и Людмила Вербицкая, Светлана Кармалита и Иван Краско, представители Музея истории города, Высшей школы экономики, Всемирного клуба петербуржцев. Итог двухчасового обсуждения был однозначным: затевать новый музейный передел — все равно что отрыть ящик Пандоры.

Напомним: страсти и бурная дискуссия вокруг темы музейного передела возникли после неожиданного выступления Ирины Антоновой, директора ГМИИ им. Пушкина, во время прямого эфира с президентом РФ. Уважаемая дама потребовала от руководителя страны восстановить закрытый в 1948 году московский Государственный музей нового западного искусства (ГМНЗИ). А для этого — забрать из Эрмитажа картины из бывших коллекций Щукина — Морозова и вернуть их в Москву, в восстановленный музей. Это, по словам Антоновой, будет исключительно актом восстановления справедливости. Правда, о том, что для возвращения такого музея потребуется и существенно перетрясти фонды самого ГМИИ им. Пушкина, госпожа Антонова умолчала. Что дало повод говорить о том, что на самом деле Ирина Александровна собирается объединить бывшие частные коллекции под крышей своего музея.
   Под письмом в защиту питерской коллекции «Оставить импрессионистов в Эрмитаже», размещенном в интернете, уже подписалось почти 16 тысяч человек. В обсуждении, организованном на сайте Министерства культуры, большинство участников тоже высказывают мнение, что передел коллекций Эрмитажа и ГМИ втянет всю страну в пучину раздора. «Историю вспять не повернуть, — пишут участники министерского обсуждения. — Если все разворачивать, то будет бесконечный вопрос, кому и что принадлежит. Страна не может все стягивать в столицу». «Можно и царя вернуть и посмотреть, что могло бы быть, — подхватывает другой участник. — Дело касается не Москвы и Петербурга и не воссоздания музея. Надо знать нашу российскую музейную историю, чтобы понять, как опасен этот прецедент». «Зачем что-то возвращать? — удивляются россияне на форуме Минкульта. — 60 лет так жили, и москвичи видели Матисса и Боттичелли, и питерцы тоже. Класть все в одну корзину неправильно. Минкультуры лучше снять эту провокационную тему с обсуждения, а госпожу Антонову с ее идеями наградить самым большим орденом и отправить на давно заслуженный отдых, придумав ей красивую должность».
   «Это самый кровавый вопрос — претензии музеев друг к другу, — считает Елена Кальницкая, директор Музея-заповедника «Петергоф». — Вот мы собираемся восстанавливать в парке Александрия Нижнюю дачу, взорванную в 1961 году. Там когда-то находилась великолепная коллекция игрушек, которую после уничтожения зданий передали в Музей игрушки в Сергиевом Посаде. Так что же, нам теперь нужно разорять другой музей?»
   Ольга Таратынова, директор государственного музея-заповедника «Царское Село», рассказала, что после войны из эвакуации вернулась практически половина коллекции музея: тогда Александровский дворец передали Министерству обороны, а экспонаты из него переехали в Павловск. Сейчас Александровский дворец снова нужно заполнять экспонатами. «Мы ведем переговоры, со всех сторон обсуждаем эту тему с коллегами, — говорит Ольга Владиславовна. — Но это долгий процесс».
   Ольга Таратынова высказала предположение, что при объединении коллекций Щукина и Морозова (если власти пойдут на это) может случиться, что потомки обоих меценатов потребуют возвращения имущества своих предков и затеют судебные процессы против России. Между нашей страной и США уже нарушены культурные связи из-за требований американского суда вернуть библиотеку Шнеерсона хасидскому движению Хабад-Любавич. Кстати, пока шел круглый стол, в интернете появилась информация, что Польша предъявила претензии к ГМИИ им. Пушкина, возглавляемому Ириной Антоновой. Со ссылкой на польского министра культуры Богдана Здроевского информационные агентства сообщили, что Польша требует вернуть ей те произведения искусства, которые немцы вывезли из польских музеев в Германию, после чего некоторые из них попали в Советский Союз. Часть работ находится в собрании ГМИИ им. Пушкина, что полякам удалось установить по репродукциям, размещенным на сайте музея.
   Конечно, в этом случае госпожу Антонову и ГМИИ им. Пушкина защищает Закон о перемещенных культурных ценностях, принятый Россией в 1998 году. Но внутри страны, похоже, Ирину Александровну не сдерживают ни моральные преграды, ни здравый смысл: ведь если такой прецедент случится, по всей стране может начаться цепная реакция претензий музеев друг к другу.
   «Любой передел всегда проходит под лозунгом восстановления справедливости, — считает Евгений Анисимов, доктор исторических наук, профессор ВШЭ. — Но я бы хотел напомнить Ирине Антоновой и всем, кто рвется к переделу, слова академика Дмитрия Лихачева: «Культура движется вперед не перемещением в пространстве и времени, а путем накопления ценностей».

Наталья ШКУРЕНОК